Перейти к содержимому



- - - - -

Декларация о сознании и еще кое-что о том, как это работает. Часть I


Прочитав поразительную новость о том, что:

"7 июля 2012 года 25 ведущих нейробиологов, нейрофизиологов, психиатров и других мировых светил в области исследований мозга со всего мира, собрались в отеле Du Vin в Кембридже, чтобы обсудить доказательства о наличии сознания у животных, которые накопились за эти годы. Ближе к ночи ученые приняли единогласное решение, что животные (млекопитающие и птицы) — являются сознательными существами.
И подписали Кембриджскую декларацию о сознании."

Я задумался в очередной раз о том, что же такое сознание и вспомнил интересную статью, которую я читал недавно.
Решил поделиться ею с вами.
Источник: Статья о информационных процессах идущих в мозге опубликованная на dirty.ru n3yron

 

Так вот. К тому же тема сознания мало освещена. Особенно у нас, и у нас она освещена как правило религиозными организациями и эзотерической литературой, которая в основном заменила на прилавках больших магазинов даже совсем попсовенький научпоп, что особенно печально. При этом на Западе ими занимаются серьезные ученые и аналитические философы, но подавляющее большинство их работ не переведено на русский. Хотя некие подвижки в последнее время есть. Издательство научной литературы УРСС, аудитория которой по сравнению с Донцовой, измеряется наверное в промилле, основала серию «философия сознания» и даже начало выпускать книги.
Да и читая дёрти, замечаю что посты рассказывающие о каком–то очередном забавном частном факте набирают большие рейтинги а зачастую и золото. Этот факт может скрасить пару минут на работе, его весело рассказать друзьям во время застолья, он может попасться в россыпи вопросов на «Кто хочет стать миллионером?» или в кроссворде. Но минус такого вида информации в том, что зная например то, что Шри–Джаяварденепура–Котте это официальная столица Шри–Ланки, а не Коломбо, как думают многие, цельная, системная картина мира из таких вот фактиков, увы, не выстраивается.
Постараюсь разбавить этот поток. И в нескольких мазках представлю, в меру своих возможностей и не сильно перегружая вас объемом текста, общую картину проблемы отношения сознания и тела, материального и идеального. Но прежде чем рассказать о психофизической проблеме, трудной проблеме и тому подобных вещах, давайте немного окунемся в концептуальные основы работы мозга и психики и зачем всё это нужно. Это в последствии нас приведет к важным вопросам.

Психика. Начало проблем

Для чего нужна психика? Для отражения объективной реальности. Для чего её отражать? Что бы реагировать на изменения, обеспечивая выживание. То есть если нет механизмов реагирования на окружающие процессы, нет смысла и в их отражении. Животные создают ментальные карты реальности, и чем сложнее и насыщеннее событиями среда, тем сложнее ментальные карты. В самые сложные ментальные модели, наивысших животных так же включаются и модели самих себя — самосознание. Судя по эмпирическим данным, в функции сознания входит обработка новой, непривычной информации, с которой нельзя работать на автомате, перенеся в подсознание. Так например сознательно а потом подсознательно мы учимся водить машину, читать, писать и так далее.
Из этого следует, что чем сложнее окружающая среда, чем она нелинейнее и динамичнее, тем более сложные механизмы отражения будут отбираться эволюцией.
То есть человек не уникален. Другие живые организмы в принципе могут и переплюнуть его по умственным способностям, но для этого требуется что бы сошлось много условий.
В принципе если взять объемы черепных коробок, то у млекопитающих они растут на протяжении истории. Это положительный обратный процесс. Например хищнику нужно отражать поведение жертвы, жертве в свою очередь поведение хищника и начинается гонка вооружений умов.
Размещенное изображение

Увеличение массы мозга в процентном соотношении к массе тела на протяжении антропогенеза

Размещенное изображение

Примерно, в общих чертах, в процессе эволюции шло усложнение организмов для более интерактивного взаимодействия со средой и успешного выживания

1) Пионерами жизни были дарвиновские создания. Это по терминологии Деннета. Дарвиновские потому, что подчиняются открытым им изменчивости и отбору напрямую. Простейший материал эволюции. Родилось поколение со случайными мутациями, с выгодными размножилось, остальные отсеялись. Здесь конечно шансы на выживание не выше чем выпадение орла при подбрасывании монетки.
Размещенное изображение
Естественно, что мутация обусловившая приспособление, повысившее шансы, быстро распространится по популяции вместе с более живучими носителями. Так появились скиннеровские создания.
2) Скиннеровские создания названы по фамилии столпа бихевиоризма — Берреса Скиннера, одного из наиболее влиятельных психологов XX века.
Размещенное изображение
3) Попперовские создания умеют «проигрывать» будущие действия в своей внутренней информационной среде еще до их реального совершения и позволяющие «гипотезам умирать вместо них». На этой стадии возникают высшие животные. Но она еще не предел.
Размещенное изображение
4) Грегорийское создание берет орудия ума из окружающей среды (культуры); они позволяют улучшить как генераторы, так и тестеры.
Размещенное изображение
Главный инструмент ума — язык. В самом деле, именно пользуясь этим инструментом вы получаете в данный момент информацию, читая эти строки. Язык позволил добывать и брать на вооружение себе на пользу опыт других. Пошла аккумуляция знания. Это дало кардинальный рывок. Теперь колесо нужно изобрести лишь раз в истории. Изобретение не умирает со своим носителем и не требует переоткрывания. Это позволили нам зоны Вернике и Брока, не встречающиеся у других животных. Но в мозге макак–резус имеются участки, структурно схожие этими областями. Область Вернике отвечает за понимание информации, а область Брока — за воспроизведение речи.

Размещенное изображение

Так при афазии Брока, то есть при повреждении этой зоны, происходит расстройство речи. Распадается грамматика, становится трудно искать слова и так далее. Как пример можно привести интервью нейропсихолога с человеком перенесшим повреждение зоны Брока из книги Пинкерна – Язык как инстинкт:
«— Я сиг… на… щик… а, нет… сначала, — эти слова были выговорены медленно и с большим усилием. Звуки артикулировались нечетко; каждый звук произносился резко, залпом, гортанным голосом…
— Позвольте, я помогу вам, — вмешался я, — вы были сигналь…
— Сиг–нальщиком… да, — с триумфом закончил Форд мое предложение.
— Вы служили в Береговой охране?
— Нет, а, да, да… корабль… Массачу… чусетс… Береговая охрана… лет, — он дважды приподнял обе руки, показывая число «девятнадцать».
— Значит, вы служили в Береговой охране девятнадцать лет.
— Да… парень… верно… верно… — ответил он.
— Почему вы в больнице, мистер Форд?
Форд посмотрел на меня немного странно, как если бы он хотел сказать: «А разве это не очевидно?» Он указал на свою парализованную руку и сказал: «Рука не хорошо». Потом указал на рот и сказал: «Говорить… не могу сказать… разговаривать, видишь?»
— Что привело к тому, что вы потеряли речь?
— Голова, падать, Господи, мне не хорошо, у, у… о, Господи… удар.
— Понятно. Скажите мне, пожалуйста, мистер Форд, чем вы занимаетесь в больнице?
— Да, конечно. Мне идти, э, а, физкультура девять часы, говорить… два раза… читать… пи… пинать, э, лишать, э, писать… учиться… де–латься лучше.
— Вы возвращаетесь домой на выходные?
— Ну да… четверг, э, э, э, нет, э, пятница… Бар–ба–ра… жена… и, а, машина… ехать… пирпик… знаешь… отдыхать и… ти–ви.
— Вы понимаете все, что показывают по телевизору?
— А, да, да… ну… по–чти.

Форду явно приходилось с трудом выговаривать слова, но проблема была не в том, что он не мог совладать с мускулами гортани. Он мог задуть свечу и откашляться, но его письмо хромало так же, как и речь. Основные помехи были сосредоточены именно вокруг грамматики. Он опускал окончания, например –ed и — s и служебные слова типа or 'или', be 'быть', the (определенный артикль), несмотря на их высокую частоту в речи. При чтении вслух он пропускал функциональные слова, хотя успешно произносил полнозначные, такие как bee 'пчела' или oar 'весло', в которых были те же самые звуки. Он прекрасно мог назвать предмет или узнать его по названию. Он понимал вопросы, когда их содержание можно было вывести из полнозначных слов, например, «Тонет ли камень в воде?» или «Можно ли что–нибудь отрезать молотком?», но не тогда, когда требовался грамматический анализ, например: «Лев был убит тигром; кто из зверей погиб?»

Несмотря на грамматические нарушения, у Форда полностью сохранились другие интеллектуальные функции. Гарднер замечает: «Он был собран, внимателен и полностью сознавал, где он находился и почему. У него были сохранены все интеллектуальные функции, не напрямую связанные с языком, например, понимание, где право, где лево, способность рисовать левой (не использовавшейся для этого ранее) рукой, считать, читать карты, заводить часы, составлять из предметов конструкции или исполнять команды. Его коэффициент интеллекта в невербальных областях был на его обычном уровне». И действительно, приведенный выше диалог показывает, что у Форда, как и у многих перенесших афазию Брока, было полное понимание своего тяжелого положения.»
В общем было ощущение что у вполне нормального во всём человека поломался речевой модуль. Но вернемся к языку как инструменту. Одному человеку трудно изобрести много вещей. Но если каждый сделает одно изобретение, скажем в группе из 10 человек, и обменяется с другими, это обогатит каждого знаниями и технологиями в 10–кратном размере. Что эквивалентно повышению скорости получения знаний человеком за жизнь в десять раз. Без этого, каждое новое поколение рождалось бы tabula rasa, и успевало бы за жизнь лишь переоткрыть азы.

Как очертить свою территорию, что бы было легко узнавать самому и другим? Можно запоминать особенности окружающей среды. Но это забирает много ресурсов на обработку информации и хранение данных. Например в лесу различия между деревьями очень незначительны и улавливать и запоминать нюансы сложно. Проще поставить маяки. Выделить ими что нужно. Например поступить как собака и пометить территорию, оставив плюс ко всему и свою подпись. Теперь границы легко идентифицируются и не нужно держать много всего в мозге. Так создается дополнительная реальность. Всё стало гораздо проще. Из такого рода вещей складываются периферийные системы хранения информации во внешнем мире.

Размещение в окружающей среде специальных меток, позволяющих распознавать в ней наиболее важные для нас объекты является прекрасным способом уменьшить когнитивную нагрузку на наше восприятие и память. Действительно, проще записать накопленные факты в книгу, чем держать их в ненадежной памяти и просто обращаться к ним в нужный момент. Тем более что книгами можно обмениваться и в книги можно вместить очень много. Это кардинально расширяет гносеологические возможности человека. Такими вот преимуществами для выживания обладает мощная психика.

После того как мы кратко пробежались по эволюционному пути совершенствования психики, давайте зададим себе ещё раз первоначальные вопросы. Для чего нужна психика? Для отражения объективной реальности. Но ведь психика не материальна. Нет, конечно мы найдем в мозге нейронные процессы, коррелирующие с психическими. Но ведь психика, в частности сознание к ним не редуцируются при всем нашем желании. В мозге мы не найдем красный цвет, не найдем желтый лимон, красоту симфонии, аромат цветов, неловкость, страсть, вдохновение чувство разлуки и меланхолию… Мы найдем нейронные корреляты этих ментальных процессов. Как можно видеть, ментальные процессы не материальны. Но они, не буду пока говорить что сидят на материальном носителе в виде мозга как фильм на диске, это, хоть и интуитивно кажется самоочевидным, но лишь допущение. Пока понятно лишь что между деятельностью мозга и ментальными процессами есть корреляции, и есть несколько точек зрения на характер этих взаимодействий.

И сразу первый парадокс. Мы видим как усложняется психика на протяжении эволюционной истории. И мы знаем что эволюция ничего не создает просто так. Отбираются лишь органы и механизмы, способствующие выживанию и передаче генов в следующее поколение. Вполне научная точка зрения. Но ведь наука так же говорит, что у каждого физического явление может быть только физическая причина. Чудес не бывает. Но ведь психика не материальна, она не физическая! Что говорит о невозможности психики влиять на материю. Собственно этот парадокс получил свое название — психофизическая проблема. С того времени как Рене Декарт в XVII веке разделил все сущее на две субстанции, телесную и духовную начались попытки решить этот появившийся парадокс. Собственно большинство решений на данный момент представляет собой лишь исторический интерес, так что я расскажу лишь о пока неопровергнутых либо перспективных подходах, но о них чуть позже.

Размещенное изображение

Сам Декарт предполагал что связующим звеном между психикой и телом служит шишковидная железа, где сигналы конвертируются из нематериальных в материальные и обратно. Сейчас понятны функции железы и главное что стало понятно, если бы железа функционировала по Декарту, то просто из ниоткуда постоянно, не смотря на закон сохранения массы–энергии, изливались бы электрические импульсы и разносились по мозгу и в свою очередь по телу, как из кабинета директора. Так же например была предложена теория гомункулуса. Суть в том, что в мозге сидит, метафорически или фактически, маленький человечек, который смотрит кино с глаз и управляет поведением биоробота. Прямо как в фильме «Люди в черном».

Размещенное изображение

Проблема такого подхода та же что и при попытке объяснить появление жизни на Земле как результат её переноса с другой планеты. Мы лишь отодвигаем но не решаем проблему. Возникает вопрос, — хорошо, а как она появилась на другой планете, была перенесена с другой? Начинается бесконечный регресс в объяснении. Так же и с гомункулусом. Хорошо, мы объяснили наше сознание наличием в мозге зрителя, воспринимающего внешний мир и управляющего телом. А как объяснить сознание этого зрителя? Наличием такого же зрителя в его голове. И так до бесконечности. Провальный путь. Были так же человек–машина Ламетри и так далее, но эти взгляды тоже отжили свой век. Перед тем как окунуться в метафизический мир спекуляций, вкратце рассмотрим вполне материалистическую теорию работы мозга. Подчеркну, именно работы мозга а не сознания, а точнее новой коры головного мозга — неокортекса. Он отвечает за высшие нервные функции, такие как сенсорное восприятие, выполнение моторных команд, осознанное мышление, пространственное мышление, речь.

Продолжение: Часть вторая
  • 0


0 Комментарии

Skin Designed By Evanescence at IBSkin.com


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru